Больница, в которую лучше не попадать

Больница, в которую лучше не попадать

Началось все с безобидной прогулки по городу. Бесцельно слоняясь по людным улицам, я зашла в здание. Снаружи это казалось чем-то вроде «дворца культуры» - такие здания есть в каждом городе. Большое, с колоннами у входа, а внутри – широкие лестницы и много-много комнат. Зайдя туда, я сразу поняла, что назад не выйду, но откуда взялось такое понимание – неизвестно. Я как будто просто получила это знание, и все. А еще до меня дошло, что никакой это не дворец культуры, а сама обыкновенная больница, только очень большая и странная. Мне стало страшновато, и я решила выйти обратно, на улицу, но входной двери не оказалось на месте. Я стояла в большом просторном холле здания, людей в помещении не было, и возникало ощущение любопытства – а что там, на верхних этажах, за всеми этими дверями?

Я пошла по массивной витой лестнице наверх. Мне хотелось просто найти выход, но и побродить по загадочному больничному зданию было любопытно. Отмечу, что в происходящем не было ничего страшного или зловещего – хотя все это было весьма необычно. Поднявшись на второй этаж, я оказалась в длинном узком коридоре, по одну сторону которого располагались многочисленные двери в палаты. Я попробовала подергать двери – все было закрыто. Прислушалась – за каждой дверью были сдавленные, странные и очень пугающие звуки. То ли слабые стоны, то ли хрипы…  

Я побежала вперед по длинному коридору, и в самом его конце наткнулась на лифт. Вызвала, зашла внутрь, дверь закрылась и лифт поехал сам, по собственной воле. Поехал, судя по моим ощущениям, куда-то вверх. Двери открылись, я увидела перед собой длинный, широкий и очень оживленный больничный коридор. Всюду туда-сюда сновали медсестры в белых халатиках, на каталках сидели больные. Атмосфера была весьма мрачная, хотя было вполне чисто, опрятно, ничего особенного. Но в воздухе как будто стояло какое-то напряжение, ощущения были очень тревожные. Я подошла к одной из медсестер, пытаясь выяснить, где выход… и поняла, что меня не видят и не слышат.

Медсестра просто игнорировала меня, как будто  призрак! Я попыталась прикоснуться к ней, но мне это не удалось, как бывает во сне. Я закричала от отчаяния, но вдруг увидела себя сидящей в кресле-каталке для инвалидов. Попыталась встать – безуспешно, мое тело меня не слушалось. Стало по-настоящему страшно.

С огромным трудом я нашла способ перемещаться на каталке. Медленно поехала по длинному коридору, заглядывая в открытые двери. Это были процедурные, и в них происходило что-то пугающее. В одной медсестры ставили уколы очень старому человеку, который был абсолютно голый, а кожа у него была синяя от многочисленных гематом. В другой – происходили какие-то странные и пугающие процедуры, к человеку присоединили трубки, из которых в мутные баночки капала непонятная жидкость. В каждой комнате были подобные картины, отталкивающие и пугающие. Никакой крови, никаких криков и воплей, но при этом – жутко.

Наконец, я добралась до конца коридора, где была большая двустворчатая дверь. Я была уверена, что за ней – долгожданный выход и этой жуткой больницей. Открыла дверь и провалилась в тьму.

Следующий кадр – я на той же инвалидной коляске, но совершенно не могу двигаться. На мне нет никакой одежды, а вокруг несколько медсестер. Их лица безучастны, совершенно нет эмоций. Они не произносят ни слова, и каждая деловито занимается своим делом. Одна роется в стеклянном шкафу, звеня баночками, вторая раскладывает на столике рядом со мной инструменты. Жуткие, как в классическом триллере – изогнутые щипцы, ржавый скальпель, пила, какие-то сверла… Я начинаю понимать, что сейчас будет, и… в самый жуткий момент просыпаюсь.

Хорошо, что в момент наибольшего напряжения сон оборвался. А моя нелюбовь к больницам после этого сна стала еще крепче!

Наталья, 34 года.